Доклад по истории

Датируется между 2002 и 2003 годом. Если не ошибаюсь, то по истории.

 

       Драматический распад СССР выявил ряд обстоятельств, которые, как нам видится, в высшей  степени  значимы  и  интересны.  На  всем  постсоветском пространстве стали распространяться идеи  духовного  суверенитета  этносов. Эта позиция, безусловно, оправдана в ее позитивной части. Неоправданной она представляется  в  той  мере,  в  какой  в  ней  проявляется  стремление  к противопоставлению и дистанцированию от культуры России. При этом последняя отождествляется с этнической  культурой  русских  —  формально  всего  лишь одного из сотни народов, населяющих  территорию  России.  Такая  позиция  с нашей точки зрения принципиально ошибочна, ибо понятия «культура русских» и «культура России» не идентичны, и отношение к ним  по  многим  вопросам должно быть различным.
       Одна из глубоких драм Российской  империи  заключается  в  том,  что формально  господствующий   русский   этнос   оказался   отнюдь   не   в привилегированном положении. Это па радоксальное и,  возможно,  уникальное явление. На протяжении всей истории российского империализма русский этнос оказывался едва ли не самым угнетенным. Во всяком случае, очевидно, только в  России  могла   создаться   ситуация,   при   которой   представители господствующей народности в массовом порядке отказывались  от  своих  этнических корней и языка, записывались инородцами.  Но  именно  о  таком  факте говорят документы, касающиеся, например, истории Западной Новороссии. Здесь возникло мас совое течение — «омолдованивание» — охватившее  сотни  тысяч людей. «Записавшись» инородцамм-молдаванами, они приобретали  привилегии, о которых не могли мечт ать, будучи  русскими.  В  этих  краях  сохранилась поговорка «Тата — рус, мама — рус,  а  Иван  —  молдован».  Здесь  очень распространены (даже среди  ультра  националистов!)  и  ономастические  и антропологические (рецессивные) признаки славян.
       Возможно, это единственный случай в  истории,  когда  господствующий этнос не выигрывал, а проигрывал от своего статуса. Не  будучи  историками, мы не беремся утверждать, что это явление не имеет прецедентов.  И  все  же многочисленные   общеизвестные    факты    говорят    именно    об    этом. Империалистическая, колониальная политика других государств приводила прямо или косвенно к перераспределению экономических ресурсов в пользу  монополий и,  в  конечном  счете,  всего  господствующего  этноса.  Средний  и   даже деклассированный  британец,  например,  от  эксплуатации   колоний   всегда оказывался пусть и в минимальном, но относительном  выигрыше.  Бедствия  же колониальных  народов  всегда  были  только  усугублены   их   подневольным положением.  Совсем  иная  ситуация  сложилась  в  связи  с   колониальными «приобретениями»  России.  (Здесь  мы  сознательно  уходим   от   понятий «добровольное присоединение» или «захватнические войны», несущих в себе этическую оценку происходившего.)

       Не требует специальных доказательств и ссылок на источники целый ряд факторов, относящихся к одной из специфик Российской империи. Расширение ее граници  сферы  геополитического  влияния  происходило  за  счет   военного могущества, которое опиралось на солдата российской армии,  который  был  в своей основной массе этнически русским. Его (крепостного!) на четверть века отрывали   от   нормального   производительного    труда,    превращая    в военного-профессионала.  Возвращаясь,  наконец,  домой,  этот   солдат   не привозил  из   «освобожденных»   (или   «порабощенных»)   земельникаких ценностей. Крепостная деревня оставалась таковою столетия, от  колониальных захватов она не становилась ни богаче, ни просвещеннее. Рекрутчина снова  и снова, поколение за поколением,  собирала  свою  неумолимую  дань.  На  ней строились  величие  империи,  ее  могущество  и   слава.   Дворцы,   музеи, университеты,  театры,  библиотеки  столиц   жили   и   развивались   своей собственной, в значительной степени «общеевропейской» жизнью. Огромное же большинство этнических русских, «господствующего этноса», жили в деревнях традиционно, бедствуя, терпя засухи, голод и холод своего родного края. Что касается национальной идеи, то она проявлялась преимуд своего родного края. Что касается национальной идеи, то она проявлялась преиму щественно в форме официального  «квасного»  патриотизма.  Глубинная  этническая  ку  льтура русских в их собственной империи (благодаря самой этой империи) оказалас  ь зажатой между двумя социальными явлениями.  С  одной  стороны,  это  нищета основно й массы этнически русских;  с  другой,  —  развивающиеся  культура, наука, искусство, изначально обращенные ко всему образованному миру.

       Сегодня нам трудно адекватно восстановить духовную атмосферу  России XVIII-XIX вв. Но мы хотели обратить внимание на  один  общеизвестный  факт. Западникам, сторонникам безоговорочной интеграции в европейскую цивилизацию противостояли не русофилы, а славянофилы! «Русофилия», симпатия ко  всему русскому, проявлялась и проявляется в других нерусских и даже  неславянских странах. В самой империионо не привилось. Пресловутая широта русской  души, очевидно, проявилась и здесь. Благоговение  перед  историческим  прошлым  и оптимизм в отношении будущего у русских проявлялись чаще  всего  в  скрытой форме. Славянофильство, панславянизм на  протяжении  всей  истории  русской культуры встречаются постоянно. Открытый национализм, русофильство  и  т.п. не оставили сколько-нибудь значительный след, проявляясь преимущественно  в субкультурах маргиналов.  Патриотически  настроенные  русские  интеллигенты тяготели  к   глобальным   масштабам.   «Славянские   ручьи   сольются   в Русскомморе» — это, очевидно, господствующая  сверхидея  всех  сторонников русской идеи. Быть просто русским, «простить»  своей  «родной»  русской империи, что она — «тюрьма народов», что она —  «жандарм  Европы»,  что она, в конце концов, разметнулась на полсвета, покорив при  этом  множество земель и народов, — было,  очевидно,  психологически  невыносимо  больно  и трудно.
       Покоренные  и  угнетенные  народы  жили   своей   жизнью.   Они   не рекрутировались, им не угрожала крепостная зависимость, они на  десятилетия освобождались от уплаты налогов. Здесь национальные, этнокультурные  начала сливались  с  надеждами  определенной  части  нарождающейся   буржуазии   и образованного   населения.   Национально   освободительная    идея,    идея суверенитета, возвращения или становления  национальной  государственности, со всеми вытекающими, для этих  людей  радужными  последствиями,  постоянно жили и развивались. В отличие от русской  монополии  эти  идеи  органически сливались с ростом этнического самосознания,  с  обращением  к  собственным историческим корням,  к  самобытности  культур.  Параллелограмм  социальных устремлений в «колониях» формировал совершенно определенный  вектор.  Он, естественно, не совпадал с имперскими и, что самое важное, всегда  опирался на этнокультурные ценности. Этот центробежный вектор проявлялся  при  любых политических коллизиях и потрясениях. Одни только русские не могли  мечтать о национальной независимости. Не могли, так сказать, по определению: они  и так были независимы. Более того, они формально  были  гегемонами,  насильно насаждавшими свой язык, законы и порядки. Многие  десятки  этнически,  даже расово, отличных друг от друга народностей были вовлечены в русло  русского порядка. Это русло, будучи вымощенным преимущественно  русскими,  не  имело никаких шансов вывести к протестному  национальному  самосознанию.  Оно  не способно было дать начало освободительному движению, борьбе за формирование подлинно русской идеи, борьбе за независимость и суверенитет и  т.  д.  Все это могло развиться и  возникнуть  исключительно  в  колониях.  Русским  же оставалось только принять интернационализм Октябрьской (1917 г.)  революции и обеспечить ей три умфальное шествие. Оставалось принять большевизм с  его отрицанием национальных квартир и четким указанием на тех, кто  сформировал это парадоксальное и недоброесоциальное образование — Российская империя. У всех, даже у территориально  разобщенных  евреев,  были  свои  национальные квартиры, национальные идеи и устремления. Только русские были и  везде,  и нигде.
       Советский период не улучшил эту драматическую ситуацию,  а  усугубил ее. Все экономические и  политические  «надстроечные»  институты  империи были упразднены, и все, казалось бы, было создано заново.  Одного,  однако, эти жестокие и грандиозные перестройки не коснулись  —  положения  русского этноса. Поток славословийв честь великого русского народа и великой русской культуры здесь принимать во внимание не следует. Обратимся к  общеизвестным фактам.  В  СССР,  кроме  16  союзных  республик,  имелось  38   автономных национальных административных единиц. Это  —  20  автономных  республик,  8 автономных  областей  и  10  национальных  округов.  «Автономность»  всех национальных государственных образований была, конечно, больше политической декларацией,   чем   реальным   политическим   статусом.   Всем   руководил централизованный партийный аппарат.  Но  вот,  что  интересно.  Собственной национальной партийной организацией обладали все  национальные  территории, кроме одной — великой России. Каждой республике было  разрешено  и  вменено формировать свое научное ядро в  виде  Академии  наук  с  системой  научных учреждений. Не было этого только в одной республике — Российской Федерации. Такое же положение сложилось и в профсоюзном движении. Словом, русские, как сто, как триста лет назад, были везде, и в тоже время — нигде.  Деление  на коренных, хозяев земли, и некоренных — пришельцев зародилось и  развивалось давно. Вне этих процессов оказывался  лишь  один  этнос,  этнос  создателей великого и могучего русского языка. Язык  реально  господствовал  в империи, господствовали и разноэтничные русскоязычные начальники,  но  меньше  всего сами русские люди. Ничего  удивительного  в  том,  что  парад  национальных суверенитетов  никого  из  нерусских   не   застал   врасплох.   Все   было предопределено.

Другие публикации по теме:

Олух царя небесного У меня как-то все совсем плохо со свободным временем. Толи оно куда-то бестолково расходуется, либо используется на более приоритетные задачи. Но суть...

Поделиться информацией с друзьями!

Чтобы не пропустить обновления, подпишись на RSS или почтовую рассылку (свой выбор сделали уже 128 человек!)

Один комментарий к «Доклад по истории»

Оставить комментарий